Над городом века неслышно протекли, И царства рушились но пеплом сохраненный, Доныне он лежит, как труп непогребенный, Среди безрадостной и выжженной земли.
Над городом века неслышно протекли,
И царства рушились; но пеплом сохраненный,
Доныне он лежит, как труп непогребенный,
Среди безрадостной и выжженной земли.
По дебрям усталый брожу я в тоске, Рыдает печальная осень Но вот огонек засиял вдалеке Меж диких, нахмуренных сосен. За ним я с надеждой кидаюсь во мрак, И сил мне последних не жалко: Мне грезится комнатка, светлый очаг И милая Гретхен за прялкой
По дебрям усталый брожу я в тоске, Рыдает печальная осень;
Но вот огонек засиял вдалеке Меж диких, нахмуренных сосен.
За ним я с надеждой кидаюсь во мрак, И сил мне последних не жалко:
Мне грезится комнатка, светлый очаг И милая Гретхен за прялкой;
Мне будет вечно дорог день, Когда вступил я, Пропилеи, Под вашу мраморную сень, Что пены волн морских белее,
Мне будет вечно дорог день,
Когда вступил я, Пропилеи,
Под вашу мраморную сень,
Что пены волн морских белее,
Будь что будет - все равно. Парки дряхлые, прядите Жизни спутанные нити, Ты шуми, веретено.
Будь что будет - все равно.
Парки дряхлые, прядите
Жизни спутанные нити,
Ты шуми, веретено.
Путник с печального Севера к вам, Олимпийские боги, Сладостным страхом объят, в древний вхожу Пантеон. Дух ваш, о, люди, лишь здесь спорит в величьи с богами Где же бессмертные, где - Рима всемирный Олимп Ныне кругом запустение, ныне царит в Пантеоне Древнему сонму богов чуждый, неведомый Бог Вот Он, распятый, пронзенный гвоздями, в короне терновой. Мука - в бескровном лице, в кротких очах Его - смерть.
Путник с печального Севера к вам, Олимпийские боги, Сладостным страхом объят, в древний вхожу Пантеон.
Дух ваш, о, люди, лишь здесь спорит в величьи с богами Где же бессмертные, где - Рима всемирный Олимп?
Ныне кругом запустение, ныне царит в Пантеоне Древнему сонму богов чуждый, неведомый Бог!
Вот Он, распятый, пронзенный гвоздями, в короне терновой. Мука - в бескровном лице, в кротких очах Его - смерть.
Л. Н. Вилькиной Ослепительная снежность, Усыпительная нежность, Безнадежность, безмятежность
Л. Н. В[ильки]ной
Ослепительная снежность,
Усыпительная нежность,
Безнадежность, безмятежность —
В аллее нежной и туманной, Шурша осеннею листвой, Дитя букет сбирает странный, С улыбкой жизни молодой...
В аллее нежной и туманной,
Шурша осеннею листвой,
Дитя букет сбирает странный,
С улыбкой жизни молодой...
Из Бодлэра Я люблю ваши нежно-зеленые глазки Но сегодня я горьким предчувствием полн: Ни камин в будуаре, ни роскошь, ни ласки
Из Бодлэра
Я люблю ваши нежно-зеленые глазки;
Но сегодня я горьким предчувствием полн:
Ни камин в будуаре, ни роскошь, ни ласки
Падайте, падайте, листья осенние, Некогда в теплых лучах зеленевшие, Легкие дети весенние, Сладко шумевшие.. В утреннем воздухе дым,- Пахнет пожаром лесным, Гарью осеннею.
Падайте, падайте, листья осенние,
Некогда в теплых лучах зеленевшие, Легкие дети весенние, Сладко шумевшие!..
В утреннем воздухе дым,-
Пахнет пожаром лесным, Гарью осеннею.
1 Еще роса на сжатый колос Хрустальной сеткой не легла, И желтых лент в зеленый волос
1
Еще роса на сжатый колос
Хрустальной сеткой не легла,
И желтых лент в зеленый волос