В стихотворениях Александра Сергеевича Пушкина любовь приобретает священный облик, оттенок чувства, который доступен далеко не каждому смертному. Читая эти строки, понимаешь, что именно любовь является основным источником вдохновения поэта.

(Лагерь при Евфрате) Не пленяйся бранной славой, О красавец молодой Не бросайся в бой кровавый
(Лагерь при Евфрате)
Не пленяйся бранной славой,
О красавец молодой!
Не бросайся в бой кровавый
Славная флейта, Феон, здесь лежит. Предводителя хоров Старец, ослепший от лет, некогда Скирпал родил И, вдохновенный, нарек младенца Феоном. За чашей Сладостно Вакха и муз славил приятный Феон. Славил и Ватала он, молодого красавца: прохожий Мимо гробницы спеша, вымолви: здравствуй Феон  1832
Славная флейта, Феон, здесь лежит. Предводителя хоров Старец, ослепший от лет, некогда Скирпал родил
И, вдохновенный, нарек младенца Феоном. За чашей Сладостно Вакха и муз славил приятный Феон.
Славил и Ватала он, молодого красавца: прохожий! Мимо гробницы спеша, вымолви: здравствуй Феон!
1832
CANTO XXIII Ott. 100 Пред рыцарем блестит водами Ручей прозрачнее стекла, Природа милыми цветами
CANTO XXIII Ott. 100
Пред рыцарем блестит водами
Ручей прозрачнее стекла,
Природа милыми цветами
Узнают коней ретивых По их выжженным таврам Узнают парфян кичливых По высоким клобукам
Узнают коней ретивых
По их выжженным таврам;
Узнают парфян кичливых
По высоким клобукам;
Покров, упитанный язвительною кровью, Кентавра мстящий дар, ревнивою любовью Алкиду передан. Алкид его приял. В божественной крови яд быстрый побежал.
Покров, упитанный язвительною кровью,
Кентавра мстящий дар, ревнивою любовью
Алкиду передан. Алкид его приял.
В божественной крови яд быстрый побежал.
Herequots a health to thee, Mary. Пью за здравие Мери, Милой Мери моей. Тихо запер я двери
Here"s a health to thee, Mary.*
Пью за здравие Мери,
Милой Мери моей.
Тихо запер я двери
Сомненье, страх, порочную надежду Уже в груди не в силах я хранить Неверная супруга я Филиппу, И сына я его любить дерзаю..
Сомненье, страх, порочную надежду
Уже в груди не в силах я хранить;
Неверная супруга я Филиппу,
И сына я его любить дерзаю!..
Мой первый друг, мой друг бесценный И я судьбу благословил, Когда мой двор уединенный, Печальным снегом занесенный,
Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Я не люблю альбомов модных: Их ослепительная смесь Аспазий наших благородных Провозглашает только спесь.
Я не люблю альбомов модных:
Их ослепительная смесь
Аспазий наших благородных
Провозглашает только спесь.
И я слыхал, что Божий свет Единой дружбою прекрасен, Что без нее отрады нет, Что жизни б путь нам был ужасен,
И я слыхал, что Божий свет
Единой дружбою прекрасен,
Что без нее отрады нет,
Что жизни б путь нам был ужасен,