Стихи Алексея Толстого

Здесь Вы найдете все стихи Алексея Толстого. О любви, жизни, войне, родине. Как короткие, так и длинные. Как для детей, так и для взрослых.

Ты знаешь край, где все обильем дышит, Где реки льются чище серебра, Где ветерок степной ковыль колышет, В вишневых рощах тонут хутора,
Ты знаешь край, где все обильем дышит,
Где реки льются чище серебра,
Где ветерок степной ковыль колышет,
В вишневых рощах тонут хутора,
Ты жертва жизненных тревог, И нет в тебе сопротивленья, Ты, как оторванный листок, Плывешь без воли по теченью
Ты жертва жизненных тревог,
И нет в тебе сопротивленья,
Ты, как оторванный листок,
Плывешь без воли по теченью;
Тщетно, художник, ты мнишь, что творений своих ты создатель Вечно носились они над землею, незримые оку. Нет, то не Фидий воздвиг олимпийского славного Зевса Фидий ли выдумал это чело, эту львиную гриву,
Тщетно, художник, ты мнишь, что творений своих ты создатель!
Вечно носились они над землею, незримые оку.
Нет, то не Фидий воздвиг олимпийского славного Зевса!
Фидий ли выдумал это чело, эту львиную гриву,
Трещат барабаны, и трубы гремят, Мой милый в доспехе ведет свой отряд, Готовится к бою, командует строю, Как сильно забилось вдруг сердце мое.
Трещат барабаны, и трубы гремят,
Мой милый в доспехе ведет свой отряд,
Готовится к бою, командует строю,
Как сильно забилось вдруг сердце мое.
То было раннею весной, Трава едва всходила, Ручьи текли, не парил зной, И зелень рощ сквозила Труба пастушья поутру Еще не пела звонко, И в завитках еще в бору Был папоротник тонкий.
То было раннею весной, Трава едва всходила,
Ручьи текли, не парил зной, И зелень рощ сквозила;
Труба пастушья поутру Еще не пела звонко,
И в завитках еще в бору Был папоротник тонкий.
Темнота и туман застилают мне путь, Ночь на землю всё гуще ложится, Но я верю, я знаю: живет где-нибудь, Где-нибудь да живет царь-девица Как достичь до нее  не ищи, не гадай, Тут расчет никакой не поможет, Ни догадка, ни ум, но безумье в тот край, Но удача принесть тебя может
Темнота и туман застилают мне путь, Ночь на землю всё гуще ложится,
Но я верю, я знаю: живет где-нибудь, Где-нибудь да живет царь-девица!
Как достичь до нее — не ищи, не гадай, Тут расчет никакой не поможет,
Ни догадка, ни ум, но безумье в тот край, Но удача принесть тебя может!
Тебя так любят все Один твой тихий вид Всех делает добрей и с жизнию мирит. Но ты грустна в тебе есть скрытое мученье, В душе твоей звучит какой-то приговор
Тебя так любят все! Один твой тихий вид
Всех делает добрей и с жизнию мирит.
Но ты грустна; в тебе есть скрытое мученье,
В душе твоей звучит какой-то приговор;
Средь шумного бала, случайно, В тревоге мирской суеты, Тебя я увидел, но тайна Твои покрывала черты.
Средь шумного бала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты.
Смеркалось, жаркий день бледнел неуловимо, Над озером туман тянулся полосой, И кроткий образ твой, знакомый и любимый, В вечерний тихий час носился предо мной.
Смеркалось, жаркий день бледнел неуловимо,
Над озером туман тянулся полосой,
И кроткий образ твой, знакомый и любимый,
В вечерний тихий час носился предо мной.
Слушая повесть твою, полюбил я тебя, моя радость Жизнью твоею я жил, и слезами твоими я плакал Мысленно вместе с тобой прострадал я минувшие годы, Всё перечувствовал вместе с тобой, и печаль и надежды,
Слушая повесть твою, полюбил я тебя, моя радость!
Жизнью твоею я жил, и слезами твоими я плакал;
Мысленно вместе с тобой прострадал я минувшие годы,
Всё перечувствовал вместе с тобой, и печаль и надежды,