Романтические стихи про любовь

Красивые стихи про любовь. В этом разделе сайта Вас ждет стихи о любви как классических так и современных поэтов.

В безмолвии садов, весной, во мгле ночей, Поет над розою восточный соловей. Но роза милая не чувствует, не внемлет, И под влюбленный гимн колеблется и дремлет.
В безмолвии садов, весной, во мгле ночей,
Поет над розою восточный соловей.
Но роза милая не чувствует, не внемлет,
И под влюбленный гимн колеблется и дремлет.
В лесах, во мраке ночи праздной Весны певец разнообразный Урчит, и свищет, и гремит Но бестолковая кукушка,
В лесах, во мраке ночи праздной
Весны певец разнообразный
Урчит, и свищет, и гремит;
Но бестолковая кукушка,
Прощай, письмо любви прощай: она велела... Как долго медлил я как долго не хотела Рука предать огню все радости мои.. Но полно, час настал. Гори, письмо любви.
Прощай, письмо любви! прощай: она велела...
Как долго медлил я! как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои!..
Но полно, час настал. Гори, письмо любви.
Поверь: когда слепней и комаров Вокруг тебя летает рой журнальный, Не рассуждай, не трать учтивых слов, Не возражай на писк и шум нахальный:
Поверь: когда слепней и комаров
Вокруг тебя летает рой журнальный,
Не рассуждай, не трать учтивых слов,
Не возражай на писк и шум нахальный:
Какие крохотны коровки Есть, право, менее булавочной головки. Крылов Мое собранье насекомых Открыто для моих знакомых: Ну, что за пестрая семья
Какие крохотны коровки! Есть, право, менее булавочной головки. Крылов
Мое собранье насекомых
Открыто для моих знакомых:
Ну, что за пестрая семья!
Я Лилу слушал у клавира Ее прелестный, томный глас Волшебной грустью нежит нас, Как ночью веянье зефира.
Я Лилу слушал у клавира;
Ее прелестный, томный глас
Волшебной грустью нежит нас,
Как ночью веянье зефира.
Ура в Россию скачет Кочующий деспот. Спаситель горько плачет, За ним и весь народ. Мария в хлопотах Спасителя стращает: Не плачь, дитя, не плачь, сударь: Вот бука, бука  русский царь Царь входит и вещает: Узнай, народ российский, Что знает целый мир: И прусский и австрийский Я сшил себе мундир. О радуйся, народ: я сыт, здоров и тучен Меня газетчик прославлял Я пил, и ел, и обещал  И делом не замучен. Послушайте в прибавку, Что сделаю потом: Лаврову дам отставку, А Соца  в желтый дом Закон постановлю на место вам Горголи, И людям я права людей, По царской милости моей, Отдам из доброй воли. От радости в постеле Расплакался дитя: Неужто в самом деле Неужто не шутя
Ура! в Россию скачет Кочующий деспот. Спаситель горько плачет, За ним и весь народ.
Мария в хлопотах Спасителя стращает: «Не плачь, дитя, не плачь, сударь: Вот бука, бука — русский царь!» Царь входит и вещает: «Узнай, народ российский, Что знает целый мир: И прусский и австрийский Я сшил себе мундир.
О радуйся, народ: я сыт, здоров и тучен; Меня газетчик прославлял; Я пил, и ел, и обещал — И делом не замучен. Послушайте в прибавку, Что сделаю потом: Лаврову дам отставку, А Соца — в желтый дом;
Закон постановлю на место вам Горголи, И людям я права людей, По царской милости моей, Отдам из доброй воли». От радости в постеле Расплакался дитя: «Неужто в самом деле? Неужто не шутя?»
Сводня грустно за столом Карты разлагает. Смотрят барышни кругом, Сводня им гадает: Три девятки, туз червей И король бубновый - Спор, досада от речей И притом обновы...
Сводня грустно за столом Карты разлагает.
Смотрят барышни кругом, Сводня им гадает:
"Три девятки, туз червей И король бубновый -
Спор, досада от речей И притом обновы...
Изыде сеятель сеяти семена своя Свободы сеятель пустынный, Я вышел рано, до звезды Рукою чистой и безвинной В порабощенные бразды
Изыде сеятель сеяти семена своя Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды;
Рукою чистой и безвинной
В порабощенные бразды
Сват Иван, как пить мы станем, Непременно уж помянем Трех Матрен, Луку с Петром, Да Пахомовну потом.
Сват Иван, как пить мы станем,
Непременно уж помянем
Трех Матрен, Луку с Петром,
Да Пахомовну потом.