Стихи Анны Ахматовой

Одной из самых ярких личностей в русской литературе считается Анна Ахматова. Её имя знают во всём мире. Кроме всего прочего Анна Андреевна известна также своими любовными стихами. Как ни ей знать о любви, когда два ее мужа были подвергнуты репрессиям, в свое время. Может именно и поэтому любовная тематика занимает особое место в ее творчестве.

Сердце к сердцу не приковано, Если хочешь - уходи. Много счастья уготовано Тем, кто волен на пути.
Сердце к сердцу не приковано,
Если хочешь - уходи.
Много счастья уготовано
Тем, кто волен на пути.
Сегодня мне письма не принесли: Забыл он написать или уехал Весна, как трель серебряного смеха, Качаются в заливе корабли.
Сегодня мне письма не принесли:
Забыл он написать или уехал;
Весна, как трель серебряного смеха,
Качаются в заливе корабли.
Он весь сверкает и хрустит, Обледенелый сад. Ушедший от меня грустит, Но нет пути назад.
Он весь сверкает и хрустит,
Обледенелый сад.
Ушедший от меня грустит,
Но нет пути назад.
1 На сотни верст, на сотни миль, На сотни километров Лежала соль, шумел ковыль,
1
На сотни верст, на сотни миль,
На сотни километров
Лежала соль, шумел ковыль,
Нет, и не под чуждым небосводом, И не под защитой чуждых крыл,- Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был. 1961 Вместо предисловия  nbspnbspnbspnbspnbspВ страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то опознал меня. Тогда стоящая за мной женщина, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом):  nbspnbspnbspnbspnbsp- А это вы можете описать
Нет, и не под чуждым небосводом, И не под защитой чуждых крыл,- Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был. 1961
Вместо предисловия

     В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то "опознал" меня. Тогда стоящая за мной женщина, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом):

     - А это вы можете описать?
Вечерний и наклонный Передо мною путь. Вчера еще, влюбленный, Молил: Не позабудь.
Вечерний и наклонный
Передо мною путь.
Вчера еще, влюбленный,
Молил: "Не позабудь".
Кто знает, что такое слава Какой ценой купил он право, Возможность или благодать Над всем так мудро и лукаво
Кто знает, что такое слава!
Какой ценой купил он право,
Возможность или благодать
Над всем так мудро и лукаво
Птицы смерти в зените стоят. Кто идет выручать Ленинград Не шумите вокруг  он дышит, Он живой еще, он все слышит:
Птицы смерти в зените стоят.
Кто идет выручать Ленинград?
Не шумите вокруг — он дышит,
Он живой еще, он все слышит:
Прошло пять лет, и залечила раны, Жестокой нанесенные войной, Страна моя, и русские поляны Опять полны студеной тишиной.
Прошло пять лет,— и залечила раны,
Жестокой нанесенные войной,
Страна моя, и русские поляны
Опять полны студеной тишиной.
Просыпаться на рассвете Оттого, что радость душит, И глядеть в окно каюты На зеленую волну,
Просыпаться на рассвете
Оттого, что радость душит,
И глядеть в окно каюты
На зеленую волну,