Стихи Александра Кочеткова

В этом разделе собраны все стихотворения советского поэта и переводчика Александра Сергеевича Кочеткова.

Ласточки под кровлей черепичной Чуть журчат, стрекочут тополя. Деловито на оси привычной Поворачивается земля.
Ласточки под кровлей черепичной
Чуть журчат, стрекочут тополя.
Деловито на оси привычной
Поворачивается земля.
Ты, чье сердце - гранит, чьих ушей серебро - колдовское литье, Унесла ты мой ум, унесла мой покой и терпенье мое Шаловливая пери, тюрчанка в атласной кабо, Ты, чей облик - луна, чье дыханье - порыв, чей язык - лезвие
Ты, чье сердце - гранит, чьих ушей серебро - колдовское литье,
Унесла ты мой ум, унесла мой покой и терпенье мое!
Шаловливая пери, тюрчанка в атласной кабо,
Ты, чей облик - луна, чье дыханье - порыв, чей язык - лезвие!
Так живи, чтоб сам ты смертью был избавлен от живых, А не так живи, чтоб смертью от себя избавить их.
Так живи, чтоб сам ты смертью был избавлен от живых,
А не так живи, чтоб смертью от себя избавить их.

Из вихря, холода и света Ты создал жизнь мою, господь Но чтобы песнь была пропета, Ты дал мне страждущую плоть.
Из вихря, холода и света
Ты создал жизнь мою, господь!
Но чтобы песнь была пропета,
Ты дал мне страждущую плоть.
И снежинки, влетевшие в столб чужого огня, К человеческой нежности возвращают меня. И в ручье, вечно плещущем непостижно куда, Человеческой нежности раскололась звезда.
И снежинки, влетевшие в столб чужого огня,
К человеческой нежности возвращают меня.
И в ручье, вечно плещущем непостижно куда,
Человеческой нежности раскололась звезда.
Земля Когда грудь задохнется Отчаяньем, едким как дым,- Повей из родного колодца В нее шелестящим ночным
Земля! Когда грудь задохнется
Отчаяньем, едким как дым,-
Повей из родного колодца
В нее шелестящим ночным
I Хор жаворонков в синей вышине Трепещет крылышками. Сердце мне - Все радостней, беспечней, поднебесней -
I
Хор жаворонков в синей вышине
Трепещет крылышками. Сердце мне -
Все радостней, беспечней, поднебесней -
1. Серый дворик Серый дворик завален рухлядью. Облачно-бледен Голубоватый денек. Желоб свисает с крыльца. Гусь и гусыня стоят над лоханью с объедками: шеи Вылиты из серебра, крылья - узорная чернь. От пирамидки стволов березовых льется атласный Мягко-развеянный свет на обомшелый забор.
1. Серый дворик
Серый дворик завален рухлядью. Облачно-бледен Голубоватый денек. Желоб свисает с крыльца.
Гусь и гусыня стоят над лоханью с объедками: шеи Вылиты из серебра, крылья - узорная чернь.
От пирамидки стволов березовых льется атласный Мягко-развеянный свет на обомшелый забор.
Глубокая страсть не похожа на юные муки: Она не умеет стонать и заламывать руки, Но молча стоит, ожидая последнего слова, К блаженству и к гибели с равным смиреньем готова,
Глубокая страсть не похожа на юные муки:
Она не умеет стонать и заламывать руки,
Но молча стоит, ожидая последнего слова,
К блаженству и к гибели с равным смиреньем готова,
Все смолкнет: страсть, тоска, утрата... О дне томящем не жалей Всех позже смолкнет - соловей, Всех слаще песни - у заката.
Все смолкнет: страсть, тоска, утрата...
О дне томящем не жалей!
Всех позже смолкнет - соловей,
Всех слаще песни - у заката.