Стихи Ивана Крылова

Иван Андреевич Крылов — русский поэт, баснописец, публицист, издатель сатирико-просветительских журналов. Все стихи и басни поэта Вы можете читать на нашем сайте. Тут Вы найдете как короткие (маленькие), так и длинные произведения писателя для детей и взрослых.

Сестрица знаешь ли, беда На корабле Мышь Мыши говорила, Ведь оказалась течь: внизу у нас вода Чуть не хватила До самого мне рыла. (А правда, так она лишь лапки замочила.) И что диковинки  наш капитан Или с похмелья, или пьян.
«Сестрица! знаешь ли, беда!—
На корабле Мышь Мыши говорила,—
Ведь оказалась течь: внизу у нас вода Чуть не хватила До самого мне рыла.
(А правда, так она лишь лапки замочила.) И что диковинки — наш капитан Или с похмелья, или пьян.
Сосед соседа звал откушать Но умысел другой тут был: Хозяин музыку любил И заманил к себе соседа певчих слушать. Запели молодцы: кто в лес, кто по дрова, И у кого что силы стало. В ушах у гостя затрещало, И закружилась голова. Помилуй ты меня,- сказал он с удивленьем,- Чем любоваться тут Твой хор Горланит вздор-
Сосед соседа звал откушать; Но умысел другой тут был: Хозяин музыку любил
И заманил к себе соседа певчих слушать.
Запели молодцы: кто в лес, кто по дрова, И у кого что силы стало. В ушах у гостя затрещало, И закружилась голова.
"Помилуй ты меня,- сказал он с удивленьем,- Чем любоваться тут? Твой хор Горланит вздор!"-
Какой-то молодец, В наследство получа богатое именье, Пустился в мотовство и при большом раденье Спустил все чисто наконец, С одною шубой он остался, И то лишь для того, что было то зимой - Так он морозов побоялся. Но Ласточку увидя, малый мой
Какой-то молодец,
В наследство получа богатое именье,
Пустился в мотовство и при большом раденье Спустил все чисто; наконец, С одною шубой он остался,
И то лишь для того, что было то зимой - Так он морозов побоялся. Но Ласточку увидя, малый мой
Лютейший бич небес, природы ужас - мор Свирепствует в лесах. Уныли звери В ад распахнулись настежь двери: Смерть рыщет по полям, по рвам, по высям гор Везде разметаны ее свирепства жертвы,- Неумолимая, как сено, косит их, А те, которые в живых, Смерть видя на носу, чуть бродят полумертвы
Лютейший бич небес, природы ужас - мор Свирепствует в лесах. Уныли звери; В ад распахнулись настежь двери:
Смерть рыщет по полям, по рвам, по высям гор;
Везде разметаны ее свирепства жертвы,- Неумолимая, как сено, косит их, А те, которые в живых,
Смерть видя на носу, чуть бродят полумертвы;
Какой порядок ни затей, Но если он в руках бессовестных людей, Они всегда найдут уловку, Чтоб сделать там, где им захочется, сноровку.  В овечьи старосты у льва просился волк. Стараньем кумушки-лисицы Словцо о нем замолвлено у львицы.
Какой порядок ни затей,
Но если он в руках бессовестных людей, Они всегда найдут уловку,
Чтоб сделать там, где им захочется, сноровку. ________
В овечьи старосты у льва просился волк. Стараньем кумушки-лисицы Словцо о нем замолвлено у львицы.
Мартышка к старости слаба глазами стала А у людей она слыхала, Что это зло еще не так большой руки: Лишь стоит завести Очки. Очков с полдюжины себе она достала Вертит Очками так и сяк: То к темю их прижмет, то их на хвост нанижет, То их понюхает, то их полижет Очки не действуют никак. Тьфу пропасть - говорит она,- и тот дурак, Кто слушает людских всех врак: Всё про Очки лишь мне налгали А проку на-волос нет в них. Мартышка тут с досады и с печали О камень так хватила их, Что только брызги засверкали.  К несчастью, то ж бывает у людей:
Мартышка к старости слаба глазами стала; А у людей она слыхала, Что это зло еще не так большой руки: Лишь стоит завести Очки.
Очков с полдюжины себе она достала; Вертит Очками так и сяк:
То к темю их прижмет, то их на хвост нанижет, То их понюхает, то их полижет; Очки не действуют никак.
"Тьфу пропасть! - говорит она,- и тот дурак, Кто слушает людских всех врак: Всё про Очки лишь мне налгали; А проку на-волос нет в них". Мартышка тут с досады и с печали О камень так хватила их, Что только брызги засверкали. ___ К несчастью, то ж бывает у людей:
Мальчишка, думая поймать угря, Схватил Змею и, воззрившись, от страха Стал бледен, как его рубаха. Змея, на Мальчика спокойно посмотря:
Мальчишка, думая поймать угря,
Схватил Змею и, воззрившись, от страха
Стал бледен, как его рубаха.
Змея, на Мальчика спокойно посмотря:
Лягушкам стало не угодно Правление народно, И показалось им совсем не благородно Без службы и на воле жить. Чтоб горю пособить, То стали у богов Царя они просить. Хоть слушать всякий вздор богам бы и не сродно, На сей, однако ж, раз послушал их Зевес:
Лягушкам стало не угодно Правление народно,
И показалось им совсем не благородно Без службы и на воле жить. Чтоб горю пособить, То стали у богов Царя они просить.
Хоть слушать всякий вздор богам бы и не сродно,
На сей, однако ж, раз послушал их Зевес:
Лягушка, на лугу увидевши Вола, Затеяла сама в дородстве с ним сравняться: Она завистлива была. И ну топорщиться, пыхтеть и надуваться. Смотри-ка, квакушка, что, буду ль я с него-
Лягушка, на лугу увидевши Вола,
Затеяла сама в дородстве с ним сравняться: Она завистлива была.
И ну топорщиться, пыхтеть и надуваться.
"Смотри-ка, квакушка, что, буду ль я с него?"-
Приятель дорогой, здорово Где ты был - В Кунсткамере, мой друг Часа там три ходил Все видел, высмотрел от удивленья, Поверишь ли, не станет ни уменья Пересказать тебе, ни сил. Уж подлинно, что там чудес палата Куда на выдумки природа таровата Каких зверей, каких там птиц я не видал Какие бабочки, букашки, Козявки, мушки, таракашки
"Приятель дорогой, здорово! Где ты был?" -
"В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил; Все видел, высмотрел; от удивленья, Поверишь ли, не станет ни уменья Пересказать тебе, ни сил. Уж подлинно, что там чудес палата!
Куда на выдумки природа таровата!
Каких зверей, каких там птиц я не видал! Какие бабочки, букашки, Козявки, мушки, таракашки!