Улыбнись в мое окно, Иль к шутам меня причисли, Не изменишь, все равно

Улыбнись в мое «окно»,
Иль к шутам меня причисли,—
Не изменишь, все равно!
Уж сколько их упало в эту бездну, Разверзтую вдали Настанет день, когда и я исчезну С поверхности земли.
Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.
У камина, у камина Ночи коротаю. Все качаю и качаю Маленького сына.
У камина, у камина
Ночи коротаю.
Все качаю и качаю
Маленького сына.
Ты, меня любивший фальшью Истины - и правдой лжи, Ты, меня любивший - дальше Некуда - За рубежи
Ты, меня любивший фальшью
Истины - и правдой лжи,
Ты, меня любивший - дальше
Некуда! - За рубежи!
 Ты запрокидываешь голову Затем, что ты гордец и враль. Какого спутника веселого

Ты запрокидываешь голову
Затем, что ты гордец и враль.
Какого спутника веселого
У нас за робостью лица Скрывается иное. Мы непокорные сердца. Мы молоды. Нас трое.
У нас за робостью лица
Скрывается иное.
Мы непокорные сердца.
Мы молоды. Нас трое.
Только закрою горячие веки Райские розы, райские реки... Где-то далече, Как в забытьи,
Только закрою горячие веки
Райские розы, райские реки...
Где-то далече,
Как в забытьи,
Только живите Я уронила руки, Я уронила на руки жаркий лоб. Так молодая Буря слушает Бога Где-нибудь в поле, в какой-нибудь темный час.
Только живите!— Я уронила руки,
Я уронила на руки жаркий лоб.
Так молодая Буря слушает Бога
Где-нибудь в поле, в какой-нибудь темный час.
Я только девочка. Мой долг До брачного венца Не забывать, что всюду - волк И помнить: я - овца.
Я только девочка. Мой долг
До брачного венца
Не забывать, что всюду - волк
И помнить: я - овца.
С фонарем обшарьте Весь подлунный свет Той страны - на карте Нет, в пространстве - нет.
С фонарем обшарьте
Весь подлунный свет!
Той страны - на карте
Нет, в пространстве - нет.