Стихи Николая Асеева

Стихотворения замечательного русского поэта Николая Асеева Вы найдете в этом разделе нашего сайта. Здесь собраны все стихи писателя о любви и не только...

Тихо-тихо сидят снегири на снегу меж стеблей прошлогодней крапивы я тебе до конца описать не смогу, как они и бедны и красивы
Тихо-тихо сидят снегири на снегу
меж стеблей прошлогодней крапивы;
я тебе до конца описать не смогу,
как они и бедны и красивы!
Слушай, Анни, твое дыханье, трепет рук, и изгибы губ, и волос твоих колыханье я, как давний сон, берегу.
Слушай, Анни, твое дыханье,
трепет рук, и изгибы губ,
и волос твоих колыханье
я, как давний сон, берегу.
Жизнь осыпается пачками рублей на осеннем свете в небе, как флаг над скачками, облако высинил ветер...
Жизнь осыпается пачками
рублей; на осеннем свете
в небе, как флаг над скачками,
облако высинил ветер...
1 Раненым медведем мороз дерет. Санки по Фонтанке летят вперед. Полоз остер - полосатит снег.
1
Раненым медведем мороз дерет.
Санки по Фонтанке летят вперед.
Полоз остер - полосатит снег.
Сегодня - не гиль позабытую разную о том, как кончался какой-то угодник, нет Новое чудо встречают и празднуют - румяного века живое сегодня.
Сегодня - не гиль позабытую разную
о том, как кончался какой-то угодник,
нет! Новое чудо встречают и празднуют -
румяного века живое «сегодня».
БЕГ Друзьям Наши лиры заржавели от дымящейся крови, разлученно державили
[БЕГ] Друзьям
Наши лиры заржавели
от дымящейся крови,
разлученно державили
Рука тяжелая, прохладная, Легла доверчиво на эту, Как кисть большая, виноградная, Захолодевшая к рассвету.
Рука тяжелая, прохладная,
Легла доверчиво на эту,
Как кисть большая, виноградная,
Захолодевшая к рассвету.
Три года гневалась весна, три года грохотали пушки, и вот - в России не узнать пера и голоса кукушки.
Три года гневалась весна,
три года грохотали пушки,
и вот - в России не узнать
пера и голоса кукушки.
Люди Бедные, бедные люди Как вам скучно жить без стихов, без иллюзий и без прелюдий, в мире счетных машин и станков
Люди! Бедные, бедные люди!
Как вам скучно жить без стихов,
без иллюзий и без прелюдий,
в мире счетных машин и станков!
Я твердо знаю: умереть не страшно Ну что ж  упал, замолк и охладел. Была бы только жизнь твоя украшена сиянием каких-то добрых дел.
Я твердо знаю: умереть не страшно!
Ну что ж — упал, замолк и охладел.
Была бы только жизнь твоя украшена
сиянием каких-то добрых дел.