Стихи Степана Щипачева

Все произведения Степана Щипачева Вы можете читать на этом сайте.

Тебе исполнилось сегодня тридцать восемь. И может быть, хоть с виду весела, ты с грустью думаешь: подходит осень, а там  зима белым-бела.
Тебе исполнилось сегодня тридцать восемь.
И может быть, хоть с виду весела,
ты с грустью думаешь: подходит осень,
а там — зима белым-бела.
Две липы у окна. Они родились вместе под теплым ветерком, и подымались вместе,
Две липы у окна.
Они родились вместе
под теплым ветерком,
и подымались вместе,
Я да соседка за стеной, во всей квартире  только двое, а ветер в поздний час ночной то вдруг засвищет, то завоет.
Я да соседка за стеной,
во всей квартире — только двое,
а ветер в поздний час ночной
то вдруг засвищет, то завоет.
Где березняк, рябой и редкий, где тает дымка лозняка, он, серенький, сидит на ветке и держит в клюве червяка.
Где березняк, рябой и редкий,
где тает дымка лозняка,
он, серенький, сидит на ветке
и держит в клюве червяка.
Я помню тот год, тот ноябрь ледяной, тифозный... Кавалерийскую школу, товарищей новых, что спали со мной на топчанах карантинных голых.
Я помню тот год, тот ноябрь ледяной,
тифозный... Кавалерийскую школу,
товарищей новых, что спали со мной
на топчанах карантинных голых.
Рукою волосы поправлю, иду, как прежде, молодой, но девушки, которым нравлюсь, меня давно зовут седой.
Рукою волосы поправлю,
иду, как прежде, молодой,
но девушки, которым нравлюсь,
меня давно зовут "седой".
Себя не видят синие просторы, И, в вечном холоде светлы, чисты, Себя не видят снеговые горы, Цветок своей не видит красоты.
Себя не видят синие просторы,
И, в вечном холоде светлы, чисты,
Себя не видят снеговые горы,
Цветок своей не видит красоты.
Своей любви перебирая даты, я не могу представить одного, что ты чужою мне была когда-то и о тебе не знал я ничего.
Своей любви перебирая даты,
я не могу представить одного,
что ты чужою мне была когда-то
и о тебе не знал я ничего.
Вечерний свет звезды мерцает в вышине задумались сады, и стало грустно мне.
Вечерний свет звезды
мерцает в вышине;
задумались сады,
и стало грустно мне.
Гремела война, кровавя свой след, размалывая нации, расы. Революция... а тебе восемнадцать лет Как здорово это, как это прекрасно
Гремела война, кровавя свой след,
размалывая нации, расы.
Революция... а тебе восемнадцать лет!
Как здорово это, как это прекрасно!