Стихи Владимира Набокова

Тут размещены все стихи Владимира Набокова. Стихи о любви Владимира Набокова особо популярны среди его читателей. Произведения про любовь данного писателя Вы также можете найти на нашем сайте.

Я помню только дух сосновый, удары дятла, тень и свет... Моряк косматый и суровый, хожу по водам много лет.
Я помню только дух сосновый,
удары дятла, тень и свет...
Моряк косматый и суровый,
хожу по водам много лет.
Я на море гляжу из мраморного храма: в просветах меж колонн, так сочно, так упрямо бьет в очи этот блеск, до боли голубой. Там благовония, там  звоны, там  прибой,
Я на море гляжу из мраморного храма:
в просветах меж колонн, так сочно, так упрямо
бьет в очи этот блеск, до боли голубой.
Там благовония, там — звоны, там — прибой,
На сумрачном вокзале по ночам торжественно и пусто, как в соборе, но вот вдали вздохнуло словно море, скользнула дрожь по двум стальным лучам,
На сумрачном вокзале по ночам
торжественно и пусто, как в соборе,—
но вот вдали вздохнуло словно море,
скользнула дрожь по двум стальным лучам,
Среди вельмож времен Елизаветы и ты блистал, чтил пышные заветы, и круг брыжей, атласным серебром обтянутая ляжка, клин бородки -
Среди вельмож времен Елизаветы
и ты блистал, чтил пышные заветы,
и круг брыжей, атласным серебром
обтянутая ляжка, клин бородки -
Круглогривый, тяжелый, суконцем подбитый, шахматный конь в коробке уснул, а давно ли, давно ли в пивной знаменитой стоял живой человеческий гул
Круглогривый, тяжелый, суконцем подбитый,
шахматный конь в коробке уснул,—
а давно ли, давно ли в пивной знаменитой
стоял живой человеческий гул?
Что нужно сердцу моему, чтоб быть счастливым Так немного... Люблю зверей, деревья, Бога, и в полдень луч, и в полночь тьму.
Что нужно сердцу моему,
чтоб быть счастливым? Так немного...
Люблю зверей, деревья, Бога,
и в полдень луч, и в полночь тьму.
Ты видишь перстень мой За звезды, за каменья, горящие на дне, в хрустальных тайниках, и на заломленных русалочьих руках, его я не отдам. Нет глубже упоенья,
Ты видишь перстень мой? За звезды, за каменья,
горящие на дне, в хрустальных тайниках,
и на заломленных русалочьих руках,
его я не отдам. Нет глубже упоенья,
Туман ночного сна, налет истомы пыльной смываю мягко-золотой, тяжелой губкою, набухшей пеной мыльной благоуханной и густой. Голубоватая, в купальне млечно-белой, вода струит чуть зримый пар, и благодарное я погружаю тело в ее глухой и нежный жар.
Туман ночного сна, налет истомы пыльной смываю мягко-золотой,
тяжелой губкою, набухшей пеной мыльной благоуханной и густой.
Голубоватая, в купальне млечно-белой, вода струит чуть зримый пар,
и благодарное я погружаю тело в ее глухой и нежный жар.
I По водам траурным и лунным не лебедь легкая плывет, плывет ладья и звоном струнным
I
По водам траурным и лунным
не лебедь легкая плывет,
плывет ладья и звоном струнным
Когда в приморском городке, средь ночи пасмурной, со скуки окно откроешь, вдалеке прольются шепчущие звуки.
Когда в приморском городке,
средь ночи пасмурной, со скуки
окно откроешь, вдалеке
прольются шепчущие звуки.