С своей пылающей душой, С своими бурными страстями, О жены Севера, меж вами Она является порой
С своей пылающей душой,
С своими бурными страстями,
О жены Севера, меж вами
Она является порой
Пора, мой друг, пора покоя сердца просит - Летят за днями дни, и каждый час уносит Частичку бытия, а мы с тобой вдвоём Предполагаем жить, и глядь - как раз - умрем.
Пора, мой друг, пора! покоя сердца просит -
Летят за днями дни, и каждый час уносит
Частичку бытия, а мы с тобой вдвоём
Предполагаем жить, и глядь - как раз - умрем.
Полюбуйтесь же вы, дети, Как в сердечной простоте Длинный Фирс играет в эти, Те, те, те и те, те, те.
Полюбуйтесь же вы, дети,
Как в сердечной простоте
Длинный Фирс играет в эти,
Те, те, те и те, те, те.
У русского царя в чертогах есть палата: Она не золотом, не бархатом богата Не в ней алмаз венца хранится за стеклом Но сверху донизу, во всю длину, кругом,
У русского царя в чертогах есть палата:
Она не золотом, не бархатом богата;
Не в ней алмаз венца хранится за стеклом;
Но сверху донизу, во всю длину, кругом,
Поедем, я готов куда бы вы, друзья, Куда б ни вздумали, готов за вами я Повсюду следовать, надменной убегая: К подножию ль стены далекого Китая,
Поедем, я готов; куда бы вы, друзья,
Куда б ни вздумали, готов за вами я
Повсюду следовать, надменной убегая:
К подножию ль стены далекого Китая,
Подъезжая под Ижоры, Я взглянул на небеса И воспомнил ваши взоры, Ваши синие глаза.
Подъезжая под Ижоры,
Я взглянул на небеса
И воспомнил ваши взоры,
Ваши синие глаза.
Как с древа сорвался предатель ученик, Диявол прилетел, к лицу его приник, Дхнул жизнь в него, взвился с своей добычей смрадной И бросил труп живой в гортань геенны гладной...
Как с древа сорвался предатель ученик,
Диявол прилетел, к лицу его приник,
Дхнул жизнь в него, взвился с своей добычей смрадной
И бросил труп живой в гортань геенны гладной...
Отрок милый, отрок нежный, Не стыдись, навек ты мой Тот же в нас огонь мятежный, Жизнью мы живем одной.
Отрок милый, отрок нежный,
Не стыдись, навек ты мой;
Тот же в нас огонь мятежный,
Жизнью мы живем одной.
Под небом голубым страны своей родной Она томилась, увядала... Увяла наконец, и верно надо мной Младая тень уже летала Но недоступная черта меж нами есть. Напрасно чувство возбуждал я: Из равнодушных уст я слышал смерти весть, И равнодушно ей внимал я.
Под небом голубым страны своей родной Она томилась, увядала...
Увяла наконец, и верно надо мной Младая тень уже летала;
Но недоступная черта меж нами есть. Напрасно чувство возбуждал я:
Из равнодушных уст я слышал смерти весть, И равнодушно ей внимал я.
Погасло дневное светило На море синее вечерний пал туман. Шуми, шуми, послушное ветрило, Волнуйся подо мной, угрюмый океан. Я вижу берег отдаленный, Земли полуденной волшебные края
Погасло дневное светило;
На море синее вечерний пал туман. Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан. Я вижу берег отдаленный,
Земли полуденной волшебные края;