Стихи Аполлона Григорьева

Стихи Аполлона Григорьева собраны в этом разделе сайта. Здесь можете найти короткие и длинные стихотворения поэта о любви, родине, жизни, природе...

Я измучен, истерзан тоскою... Но тебе, ангел мой, не скажу Никогда, никогда, отчего я, Как помешанный, днями брожу.
Я измучен, истерзан тоскою...
Но тебе, ангел мой, не скажу
Никогда, никогда, отчего я,
Как помешанный, днями брожу.
Я ее не люблю, не люблю... Это - сила привычки случайной Но зачем же с тревогою тайной На нее я смотрю, ее речи ловлю Что мне в них, в простодушных речах Тихой девочки с женской улыбкой Что в задумчиво-робко смотрящих очах Этой тени воздушной и гибкой Отчего же - и сам не пойму - Мне при ней как-то сладко и больно, Отчего трепещу я невольно, Если руку ее на прощанье пожму
Я ее не люблю, не люблю... Это - сила привычки случайной! Но зачем же с тревогою тайной
На нее я смотрю, ее речи ловлю? Что мне в них, в простодушных речах Тихой девочки с женской улыбкой?
Что в задумчиво-робко смотрящих очах Этой тени воздушной и гибкой? Отчего же - и сам не пойму - Мне при ней как-то сладко и больно, Отчего трепещу я невольно,
Если руку ее на прощанье пожму?
Я вас люблю... что делать  виноват Я в тридцать лет так глупо сердцем молод, Что каждый ваш случайный, беглый взгляд Меня порой кидает в жар и холод...
Я вас люблю... что делать — виноват!
Я в тридцать лет так глупо сердцем молод,
Что каждый ваш случайный, беглый взгляд
Меня порой кидает в жар и холод...
1 В час, когда утомлен бездействием душно-тяжелым Или делом бесплодным  делом хуже безделья, Я под кров свой вхожу  и с какой-то тоской озираю
1
В час, когда утомлен бездействием душно-тяжелым
Или делом бесплодным — делом хуже безделья,—
Я под кров свой вхожу — и с какой-то тоской озираю
Две гитары, зазвенев, Жалобно заныли... С детства памятный напев, Старый друг мой - ты ли Как тебя мне не узнать На тебе лежит печать Буйного похмелья, Горького веселья
Две гитары, зазвенев, Жалобно заныли...
С детства памятный напев, Старый друг мой - ты ли?
Как тебя мне не узнать?
На тебе лежит печать Буйного похмелья, Горького веселья!
Хоть тихим блеском глаз, улыбкой, тоном речи Вы мне напомнили одно из милых лиц Из самых близких мне в гнуснейшей из столиц... Но сходство не было так ярко с первой встречи...
Хоть тихим блеском глаз, улыбкой, тоном речи
Вы мне напомнили одно из милых лиц
Из самых близких мне в гнуснейшей из столиц...
Но сходство не было так ярко с первой встречи...
Серебряный тополь, мы ровни с тобой, Но ты беззаботно-кудрявой главой Поднялся высоко раскинул широкую тень И весело шелестом листьев приветствуешь день. Ровесник мой тополь, мы молоды оба равно
Серебряный тополь, мы ровни с тобой, Но ты беззаботно-кудрявой главой
Поднялся высоко; раскинул широкую тень
И весело шелестом листьев приветствуешь день.
Ровесник мой тополь, мы молоды оба равно
Скучаю я,- но, ради Бога, Не придавайте слишком много Значенья, смысла скуке той. Скучаю я, как все скучают...
Скучаю я,- но, ради Бога,
Не придавайте слишком много
Значенья, смысла скуке той.
Скучаю я, как все скучают...
Страданий, страсти и сомнений Мне суждено печальный след Оставить там, где добрый гений Доселе вписывал привет...
Страданий, страсти и сомнений
Мне суждено печальный след
Оставить там, где добрый гений
Доселе вписывал привет...
Посвящены С-е Г-е К. 1 Книга старинная, книга забытая, Ты ли попалась мне вновь  Глупая книга, слезами облитая, В годы, когда, для любви не закрытая, Душа понимала любовь
Посвящены С-е Г-е К. 1
Книга старинная, книга забытая, Ты ли попалась мне вновь —
Глупая книга, слезами облитая,
В годы, когда, для любви не закрытая, Душа понимала любовь!