Стихи Арсения Тарковского

Стихотворения Арсения Тарковского собраны в этом разделе нашего сайта. Тут Вы можете читать стихи Тарковского о любви, о войне, о жизни и в прочих тематиках.

То были капли дождевые, Летящие из света в тень. По воле случая впервые Мы встретились в ненастный день.
То были капли дождевые,
Летящие из света в тень.
По воле случая впервые
Мы встретились в ненастный день.
Я не буду спать Ночью новогодней, Новую тетрадь Я начну сегодня.
Я не буду спать
Ночью новогодней,
Новую тетрадь
Я начну сегодня.
Немецкий автоматчик подстрелит на дороге, Осколком ли фугаски перешибут мне ноги, В живот ли пулю влепит эсесовец-мальчишка, Но все равно мне будет на этом фронте крышка.
Немецкий автоматчик подстрелит на дороге,
Осколком ли фугаски перешибут мне ноги,
В живот ли пулю влепит эсесовец-мальчишка,
Но все равно мне будет на этом фронте крышка.
...Как волна на волну набегает, Гонит волну пред собой, нагоняема сзади волною, Так же бегут и часы... Овидий, Метаморфозы, XV (перевод С. Шервинского) Ты ангел и дитя, ты первая страница, Ты катишь колесо прибоя пред собой  Волну вослед волне, и гонишь, как прибой,
...Как волна на волну набегает, Гонит волну пред собой, нагоняема сзади волною, Так же бегут и часы... Овидий, «Метаморфозы», XV (перевод С. Шервинского)
Ты ангел и дитя, ты первая страница,
Ты катишь колесо прибоя пред собой —
Волну вослед волне, и гонишь, как прибой,
Над черно-сизой ямою И жухлым снегом в яме Заплакала душа моя Прощальными слезами.
Над черно-сизой ямою
И жухлым снегом в яме
Заплакала душа моя
Прощальными слезами.
На черной трубе погорелого дома Орел отдыхает в безлюдной степи. Так вот что мне с детства так горько знакомо: Видение цезарианского Рима
На черной трубе погорелого дома
Орел отдыхает в безлюдной степи.
Так вот что мне с детства так горько знакомо:
Видение цезарианского Рима —
На пространство и время ладони Мы наложим еще с высоты, Но поймем, что в державной короне Драгоценней звезда нищеты,
На пространство и время ладони
Мы наложим еще с высоты,
Но поймем, что в державной короне
Драгоценней звезда нищеты,
Мы шли босые, злые, И, как под снег ракита, Ложилась мать Россия Под конские копыта. Стояли мы у стенки, Где холодом тянуло, Выкатывая зенки, Смотрели прямо в дуло. Кто знает щучье слово, Чтоб из земли солдата Не подымали снова, Убитого когда-то 1958
Мы шли босые, злые, И, как под снег ракита, Ложилась мать Россия Под конские копыта.
Стояли мы у стенки, Где холодом тянуло, Выкатывая зенки, Смотрели прямо в дуло.
Кто знает щучье слово, Чтоб из земли солдата Не подымали снова, Убитого когда-то?
1958
Мы крепко связаны разладом, Столетья нас не развели. Я волхв, ты волк, мы где-то рядом В текучем словаре земли.
Мы крепко связаны разладом,
Столетья нас не развели.
Я волхв, ты волк, мы где-то рядом
В текучем словаре земли.
Фиолетовой от зноя, Остывающей рукой Рану смертную потрогал Умирающий Патрокл,
Фиолетовой от зноя,
Остывающей рукой
Рану смертную потрогал
Умирающий Патрокл,