Стихи Евгения Евтушенко

Все короткие и длинные стихи Евгения Евтушенко. В этой категории Вы найдете стихотворения поэта про любовь, про женщину, о России, о войне...

Тревожьтесь обо мне пристрастно и глубоко. Не стойте в стороне, когда мне одиноко.
Тревожьтесь обо мне
пристрастно и глубоко.
Не стойте в стороне,
когда мне одиноко.
Неотразимая, ты зимним зимняя Ты завораживаешь, как замораживаешь
Неотразимая,
ты зимним зимняя!
Ты завораживаешь,
как замораживаешь!
Мне снится старый друг, который стал врагом, но снится не врагом, а тем же самым другом. Со мною нет его, но он теперь кругом, и голова идет от сновидений кругом.
Мне снится старый друг, который стал врагом,
но снится не врагом, а тем же самым другом.
Со мною нет его, но он теперь кругом,
и голова идет от сновидений кругом.
Среди любовью слывшего сплетенья рук и бед ты от меня не слышала, любима или нет.
Среди любовью слывшего
сплетенья рук и бед
ты от меня не слышала,
любима или нет.
В большом платке, повязанном наспех поверх смешной шапчонки с помпонами, она сидела на жесткой насыпи, с глазами, слез отчаянных полными.
В большом платке, повязанном наспех
поверх смешной шапчонки с помпонами,
она сидела на жесткой насыпи,
с глазами, слез отчаянных полными.
Б. Ахмадулиной Со мною вот что происходит: ко мне мой старый друг не ходит, а ходят в мелкой суете
Б. Ахмадулиной
Со мною вот что происходит:
ко мне мой старый друг не ходит,
а ходят в мелкой суете
Е. Ласкиной Смеялись люди за стеной, а я глядел на эту стену с душой, как с девочкой больной
Е. Ласкиной
Смеялись люди за стеной,
а я глядел на эту стену
с душой, как с девочкой больной
Сквер величаво листья осыпал. Светало. Было холодно и трезво. У двери с черной вывескою треста, нахохлившись, на стуле сторож спал.
Сквер величаво листья осыпал.
Светало. Было холодно и трезво.
У двери с черной вывескою треста,
нахохлившись, на стуле сторож спал.
А. Межирову О, свадьбы в дни военные Обманчивый уют, слова неоткровенные
А. Межирову
О, свадьбы в дни военные!
Обманчивый уют,
слова неоткровенные
В том барселонском знаменитом кабаре встал дыбом зал, как будто шерсть на кабане, и на эстраде два луча, как два клыка, всадил с усмешкой осветитель в старика.
В том барселонском знаменитом кабаре
встал дыбом зал, как будто шерсть на кабане,
и на эстраде два луча, как два клыка,
всадил с усмешкой осветитель в старика.