Стихи Ивана Тургенева

На нашем сайте Вы найдете все стихотворения Ивана Тургенева.

Я плыл из Гамбурга в Лондон на небольшом пароходе. Нас было двое пассажиров: я да маленькая обезьяна, самка из породы уистити, которую один гамбургский купец отправлял в подарок своему английскому компаньону.   Она была привязана тонкой цепочкой к одной из скамеек на палубе и металась и пищала жалобно, по-птичьи.
Я плыл из Гамбурга в Лондон на небольшом пароходе. Нас было двое пассажиров: я да маленькая обезьяна, самка из породы уистити, которую один гамбургский купец отправлял в подарок своему английскому компаньону.


Она была привязана тонкой цепочкой к одной из скамеек на палубе и металась и пищала жалобно, по-птичьи.
Я знавал одного монаха, отшельника, святого. Он жил одною сладостью молитвы - и, упиваясь ею, так долго простаивал на холодном полу церкви, что ноги его, ниже колен, отекли и уподобились столбам. Он их не чувствовал, стоял - и молился.   Я его понимал - я, быть может, завидовал ему - но пускай же и он поймет меня и не осуждает меня - меня, которому недоступны его радости.
Я знавал одного монаха, отшельника, святого. Он жил одною сладостью молитвы - и, упиваясь ею, так долго простаивал на холодном полу церкви, что ноги его, ниже колен, отекли и уподобились столбам. Он их не чувствовал, стоял - и молился.


Я его понимал - я, быть может, завидовал ему - но пускай же и он поймет меня и не осуждает меня - меня, которому недоступны его радости.
О чем бы ни молился человек - он молится о чуде. Всякая молитва сводится на следующую: Великий боже, сделай, чтобы дважды два не было четыре   Только такая молитва и есть настоящая молитва - от лица к лицу. Молиться всемирному духу, высшему существу, кантонскому, гегелевскому, очищенному, безобразному богу - невозможно и немыслимо.
О чем бы ни молился человек - он молится о чуде. Всякая молитва сводится на следующую: "Великий боже, сделай, чтобы дважды два не было четыре!"


Только такая молитва и есть настоящая молитва - от лица к лицу. Молиться всемирному духу, высшему существу, кантонскому, гегелевскому, очищенному, безобразному богу - невозможно и немыслимо.
Мне жаль самого себя, других, всех людей, зверей, птиц... всего живущего.   Мне жаль детей и стариков, несчастных и счастливых... счастливых более, чем несчастных.
Мне жаль самого себя, других, всех людей, зверей, птиц... всего живущего.


Мне жаль детей и стариков, несчастных и счастливых... счастливых более, чем несчастных.
Вблизи большого города, по широкой проезжей дороге шел старый, больной человек.  Он шатался на ходу его исхудалые ноги, путаясь, волочась и спотыкаясь, ступали тяжко и слабо, словно чужие одежда на нем висела лохмотьями непокрытая голова падала на грудь... Он изнемогал.
Вблизи большого города, по широкой проезжей дороге шел старый, больной человек.

Он шатался на ходу; его исхудалые ноги, путаясь, волочась и спотыкаясь, ступали тяжко и слабо, словно чужие; одежда на нем висела лохмотьями; непокрытая голова падала на грудь... Он изнемогал.
 nbspnbspПроживая  много лет тому назад  в Петербурге, я, всякий раз как мне случалось нанимать извозчика, вступал с ним в беседу. Особенно любил я беседовать с ночными извозчиками,

  Проживая — много лет тому назад — в Петербурге, я,
всякий раз как мне случалось нанимать извозчика, вступал с ним в беседу.
Особенно любил я беседовать с ночными извозчиками,
Все говорят: любовь - самое высокое, самое неземное чувство. Чужое я внедрилось в твое: ты расширен - и ты нарушен ты только теперь зажил  и твое я умерщвлено. Но человека с плотью и кровью возмущает даже такая смерть... Воскресают одни бессмертные боги...   Июнь 1881
Все говорят: любовь - самое высокое, самое неземное чувство. Чужое я внедрилось в твое: ты расширен - и ты нарушен; ты только теперь зажил [?] и твое я умерщвлено. Но человека с плотью и кровью возмущает даже такая смерть... Воскресают одни бессмертные боги...
 

Июнь 1881
Луна плывет высоко над землею Меж бледных туч Но движет с вышины волной морскою Волшебный луч. Моей души тебя признало море Своей луной... И движется и в радости и в горе Тобой одной...
Луна плывет высоко над землею Меж бледных туч;
Но движет с вышины волной морскою Волшебный луч.
Моей души тебя признало море Своей луной...
И движется и в радости и в горе Тобой одной...
Лежа в постели, томимый продолжительным и безысходным недугом, я подумал: чем я это заслужил за что наказан я я, именно я Это несправедливо, несправедливо   И пришло мне в голову следующее...
Лежа в постели, томимый продолжительным и безысходным недугом, я подумал: чем я это заслужил? за что наказан я? я, именно я? Это несправедливо, несправедливо!


И пришло мне в голову следующее...
Мне смешно... и я дивлюсь на самого себя.   Непритворна моя грусть, мне действительно тяжело жить, горестны и безотрадны мои чувства. И между тем я стараюсь придать им блеск и красивость, я ищу образов и сравнений я округляю мою речь, тешусь звоном и созвучием слов.
Мне смешно... и я дивлюсь на самого себя.


Непритворна моя грусть, мне действительно тяжело жить, горестны и безотрадны мои чувства. И между тем я стараюсь придать им блеск и красивость, я ищу образов и сравнений; я округляю мою речь, тешусь звоном и созвучием слов.