За тяжелым гусем старшим Вперевалку, тихим маршем Гуси шли, как полк солдат. Овцы густо напылили,
За тяжелым гусем старшим
Вперевалку, тихим маршем
Гуси шли, как полк солдат.
Овцы густо напылили,
На скамейке в Александровском саду Котелок склонился к шляпке с какаду: Значит, в десять Меблированные Русь... Шляпка вздрогнула и пискнула: Боюсь.
На скамейке в Александровском саду
Котелок склонился к шляпке с какаду:
«Значит, в десять? Меблированные "Русь"...»
Шляпка вздрогнула и пискнула: «Боюсь».
Есть горячее солнце, наивные дети, Драгоценная радость мелодий и книг. Если нет  то ведь были, ведь были на свете И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ...
Есть горячее солнце, наивные дети,
Драгоценная радость мелодий и книг.
Если нет — то ведь были, ведь были на свете
И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ...
Бессмертье Вам, двуногие кроты, Не стоящие дня земного срока Пожалуй, ящерицы, жабы и глисты Того же захотят, обидевшись глубоко...
Бессмертье? Вам, двуногие кроты,
Не стоящие дня земного срока?
Пожалуй, ящерицы, жабы и глисты
Того же захотят, обидевшись глубоко...
1 Пехотный Вологодский полк Прислал наряд оркестра. Сыч-капельмейстер, сивый волк, Был опытный маэстро. Собрались рядом с залой в класс, Чтоб рокот труб был глуше.
1
Пехотный Вологодский полк Прислал наряд оркестра.
Сыч-капельмейстер, сивый волк, Был опытный маэстро.
Собрались рядом с залой в класс, Чтоб рокот труб был глуше.
Ах, зачем нет Чехова на свете Сколько вздорных - пеших и верхом, С багажом готовых междометий Осаждало в Ялте милый дом...
Ах, зачем нет Чехова на свете!
Сколько вздорных - пеших и верхом,
С багажом готовых междометий
Осаждало в Ялте милый дом...
Вы сидели в манто на скале, Обхвативши руками колена. А я - на земле, Там, где таяла пена,-
Вы сидели в манто на скале,
Обхвативши руками колена.
А я - на земле,
Там, где таяла пена,-
Жил на свете анархист, Красил бороду и щеки, Ездил к немке в Териоки И при этом был садист.
Жил на свете анархист,
Красил бороду и щеки,
Ездил к немке в Териоки
И при этом был садист.
Пришла блондинка-девушка в военный лазарет, Спросила у привратника: Где здесь Петров, корнет Взбежал солдат по лестнице, оправивши шинель: Их благородье требует какая-то мамзель.
Пришла блондинка-девушка в военный лазарет,
Спросила у привратника: «Где здесь Петров, корнет?»
Взбежал солдат по лестнице, оправивши шинель:
«Их благородье требует какая-то мамзель».
В воде декламирует жаба, Спят груши вдоль лона пруда. Над шапкой зеленого граба Топорщатся прутья гнезда.
В воде декламирует жаба,
Спят груши вдоль лона пруда.
Над шапкой зеленого граба
Топорщатся прутья гнезда.