Где газовый завод вздымал крутые трубы, Столбами пламени тревожа вечера, Там нынче  пепелище. Вдали амфитеатром
Где газовый завод вздымал крутые трубы,
Столбами пламени тревожа вечера,—
Там нынче — пепелище.
Вдали амфитеатром —
Памяти Чехова В наши дни трехмесячных успехов И развязных гениев пера Ты один, тревожно-мудрый Чехов,
Памяти Чехова
В наши дни трехмесячных успехов
И развязных гениев пера
Ты один, тревожно-мудрый Чехов,
Прокуроров было слишком много Кто грехов Твоих не осуждал.. А теперь, когда темна дорога, И гудит-ревет девятый вал,
Прокуроров было слишком много!
Кто грехов Твоих не осуждал?..
А теперь, когда темна дорога,
И гудит-ревет девятый вал,
Вчера мой кот взглянул на календарь И хвост трубою поднял моментально, Потом подрал на лестницу как встарь, И завопил тепло и вакханально: Весенний брак, гражданский брак - Спешите, кошки, на чердак
Вчера мой кот взглянул на календарь
И хвост трубою поднял моментально,
Потом подрал на лестницу как встарь,
И завопил тепло и вакханально: "Весенний брак, гражданский брак - Спешите, кошки, на чердак!"
У походной кухни лентой - Разбитная солдатня. Отогнув подол брезента, Кашевар поит коня...
У походной кухни лентой -
Разбитная солдатня.
Отогнув подол брезента,
Кашевар поит коня...
Томясь, я сидел в уголке, Опрыскан душистым горошком. Под белою ночью в тоске Стыл черный канал за окошком.
Томясь, я сидел в уголке,
Опрыскан душистым горошком.
Под белою ночью в тоске
Стыл черный канал за окошком.
Перед витринами каша: Люди вежливо давят бока, По-детски смеются взрослые, Серьезны притихшие дети,
Перед витринами каша:
Люди вежливо давят бока,
По-детски смеются взрослые,
Серьезны притихшие дети,
Пастель Лиловый лиф и желтый бант у бюста, Безглазые глаза  как два пупка. Чужие локоны к вискам прилипли густо
Пастель
Лиловый лиф и желтый бант у бюста,
Безглазые глаза — как два пупка.
Чужие локоны к вискам прилипли густо
Наши предки лезли в клети И шептались там не раз: Туго, братцы...видно, дети Будут жить вольготней нас.
Наши предки лезли в клети
И шептались там не раз:
"Туго, братцы...видно, дети
Будут жить вольготней нас".
Хочу отдохнуть от сатиры... У лиры моей Есть тихо дрожащие, легкие звуки. Усталые руки
Хочу отдохнуть от сатиры...
У лиры моей
Есть тихо дрожащие, легкие звуки.
Усталые руки