Стихи Владимира Маяковского

Раздел посвящен стихотворениям Владимира Маяковского. Здесь Вы найдете все стихи поэта. Длинные, короткие, для детей, о любви, с матом...

В поцелуе рук ли, губ ли, в дрожи тела близких мне красный цвет моих республик тоже должен пламенеть.
В поцелуе рук ли, губ ли,
в дрожи тела близких мне
красный цвет моих республик
тоже должен пламенеть.
Земля Дай исцелую твою лысеющую голову лохмотьями губ моих в пятнах чужих позолот. Дымом волос над пожарами глаз из олова
Земля!
Дай исцелую твою лысеющую голову
лохмотьями губ моих в пятнах чужих позолот.
Дымом волос над пожарами глаз из олова
Слава. Слава, Слава героям Впрочем, им довольно воздали дани.
Слава. Слава, Слава героям!!!
Впрочем,
им
довольно воздали дани.
На съезде печати у товарища Калинина великолепнейшая мысль в речь вклинена: Газетчики,
На съезде печати
у товарища Калинина
великолепнейшая мысль в речь вклинена:
"Газетчики,
Багровый и белый отброшен и скомкан, в зеленый бросали горстями дукаты, а черным ладоням сбежавшихся окон раздали горящие желтые карты.
Багровый и белый отброшен и скомкан,
в зеленый бросали горстями дукаты,
а черным ладоням сбежавшихся окон
раздали горящие желтые карты.
Вошел к парикмахеру, сказал - спокойный: Будьте добры, причешите мне уши. Гладкий парикмахер сразу стал хвойный, лицо вытянулось, как у груши.
Вошел к парикмахеру, сказал - спокойный:
"Будьте добры, причешите мне уши".
Гладкий парикмахер сразу стал хвойный,
лицо вытянулось, как у груши.
(Пушкино. Акулова гора, дача Румянцева, 27 верст по Ярославской жел. дор.) В сто сорок солнц закат пылал, в июль катилось лето,
(Пушкино. Акулова гора, дача Румянцева,
27 верст по Ярославской жел. дор.)
В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето,
Через час отсюда в чистый переулок вытечет по человеку ваш обрюзгший жир, а я вам открыл столько стихов шкатулок, я - бесценных слов мот и транжир.
Через час отсюда в чистый переулок
вытечет по человеку ваш обрюзгший жир,
а я вам открыл столько стихов шкатулок,
я - бесценных слов мот и транжир.
Подступает голод к гландам... Только, будто бы на пире, ходит взяточников банда, кошельки порастопыря.
Подступает голод к гландам...
Только, будто бы на пире,
ходит взяточников банда,
кошельки порастопыря.
Превращусь не в Толстого, так в толстого, ем, пишу, от жары балда. Кто над морем не философствовал Вода.
Превращусь не в Толстого, так в толстого,—
ем, пишу, от жары балда.
Кто над морем не философствовал?
Вода.