Стихи Якова Полонского

Все стихотворения Якова Полонского Вы можете читать на нашем сайте.

По небу синему тучки плывут, По лугу тени широко бегут Тени ль толпой на меня налетят - Дальние горы под солнцем блестят
По небу синему тучки плывут,
По лугу тени широко бегут;
Тени ль толпой на меня налетят -
Дальние горы под солнцем блестят;
Я свечи загасил, и сразу тени ночи, Нахлынув, темною толпой ко мне влетели Я стал ловить сквозь сон их призрачные очи И увидал их тьму вокруг моей постели.
Я свечи загасил, и сразу тени ночи,
Нахлынув, темною толпой ко мне влетели;
Я стал ловить сквозь сон их призрачные очи
И увидал их тьму вокруг моей постели.
Посв. Г. П. Данилевскому Он у каменной башни стоял под стеной И я помню, на нем был кафтан дорогой И мелькала, под красным сукном, Голубая рубашка на нем... Презирайте за то, что его я люблю Злые люди, грозите судом
Посв. Г. П. Данилевскому
Он у каменной башни стоял под стеной;
И я помню, на нем был кафтан дорогой; И мелькала, под красным сукном, Голубая рубашка на нем...
Презирайте за то, что его я люблю! Злые люди, грозите судом —
Земли, полуднем раскаленной, Не освежила ночи мгла. Заснул Тифлис многобалконный Гора темна, луна тепла...
Земли, полуднем раскаленной,
Не освежила ночи мгла.
Заснул Тифлис многобалконный;
Гора темна, луна тепла...
Старик, он шел кряхтя, с трудом одолевая Ступеньки лестницы крутой, А чудо-девушка, наверх за ним взбегая, Казалось, веяла весной. Пронесся легкий шум шагов, и ветер складок, И длинный локона извив... О, как тогда себе он показался гадок, Тяжел, ненужен и ворчлив.
Старик, он шел кряхтя, с трудом одолевая Ступеньки лестницы крутой,
А чудо-девушка, наверх за ним взбегая, Казалось, веяла весной.
Пронесся легкий шум шагов, и ветер складок, И длинный локона извив...
О, как тогда себе он показался гадок, Тяжел, ненужен и ворчлив.
В те дни, как я был соловьем, Порхающим с ветки на ветку, Любил я поглядывать зорким глазком В окно, на богатую клетку. В той клетке, я помню, жила Такая красавица-птичка, Что видеть ее страсть невольно влекла, Насильно тянула привычка. Слезами во мраке ночей Питал я блаженные грезы, И пел про любовь я в затишье аллей, И звуки дрожали, как слезы. И к месяцу я ревновал... И часто к затворнице сонной
В те дни, как я был соловьем, Порхающим с ветки на ветку,
Любил я поглядывать зорким глазком В окно, на богатую клетку. В той клетке, я помню, жила Такая красавица-птичка,
Что видеть ее страсть невольно влекла, Насильно тянула привычка. Слезами во мраке ночей Питал я блаженные грезы,
И пел про любовь я в затишье аллей,— И звуки дрожали, как слезы. И к месяцу я ревновал... И часто к затворнице сонной
Ночью в колыбель младенца Месяц луч свой заронил. Отчего так светит Месяц- Робко он меня спросил.
Ночью в колыбель младенца
Месяц луч свой заронил.
"Отчего так светит Месяц?"-
Робко он меня спросил.
Слышу я, моей соседки Днем и ночью, за стеной, Раздается смех веселый, Плачет голос молодой -
Слышу я, моей соседки
Днем и ночью, за стеной,
Раздается смех веселый,
Плачет голос молодой -
Сатар Сатар Твой плач гортанный - Рыдающий, глухой, молящий, дикий крик - Под звуки чианур и трели барабанной Мне сердце растерзал и в душу мне проник.
Сатар! Сатар! Твой плач гортанный -
Рыдающий, глухой, молящий, дикий крик -
Под звуки чианур и трели барабанной
Мне сердце растерзал и в душу мне проник.
Рассказать ли тебе, как однажды Хоронил друг твой сердце свое, Всех знакомых на пышную тризну Пригласил он и позвал ее.
Рассказать ли тебе, как однажды
Хоронил друг твой сердце свое,
Всех знакомых на пышную тризну
Пригласил он и позвал ее.