Слеза дрожит в твоем ревнивом взоре - О, не грусти, ты все мне дорога Но я любить могу лишь на просторе - Мою любовь, широкую, как море,
Слеза дрожит в твоем ревнивом взоре -
О, не грусти, ты все мне дорога!
Но я любить могу лишь на просторе -
Мою любовь, широкую, как море,
Сижу да гляжу я всё, братцы, вон в эту сторонку, Где катятся волны, одна за другой вперегонку. Волна погоняет волну среди бурного моря, Что день, то за горем всё новое валится горе.
Сижу да гляжу я всё, братцы, вон в эту сторонку,
Где катятся волны, одна за другой вперегонку.
Волна погоняет волну среди бурного моря,
Что день, то за горем всё новое валится горе.
Сердце, сильней разгораясь от году до году, Брошено в светскую жизнь, как в студеную воду. В ней, как железо в раскале, оно закипело: Сделала, жизнь, ты со мною недоброе дело
Сердце, сильней разгораясь от году до году,
Брошено в светскую жизнь, как в студеную воду.
В ней, как железо в раскале, оно закипело:
Сделала, жизнь, ты со мною недоброе дело!
Сидит у царя водяного Садко И с думою смотрит печальной, Как моря пучина над ним высоко Синеет сквозь терем хрустальный Там ходят как тени над ним корабли, Товарищи там его ищут, Там берег остался цветущей земли, Там птицы порхают и свищут
Сидит у царя водяного Садко И с думою смотрит печальной,
Как моря пучина над ним высоко Синеет сквозь терем хрустальный;
Там ходят как тени над ним корабли, Товарищи там его ищут,
Там берег остался цветущей земли, Там птицы порхают и свищут;
С тех пор как я один, с тех пор как ты далеко, В тревожном полусне когда забудусь я, Светлей моей души недремлющее око И близость явственней духовная твоя.
С тех пор как я один, с тех пор как ты далеко,
В тревожном полусне когда забудусь я,
Светлей моей души недремлющее око
И близость явственней духовная твоя.
С ружьем за плечами, один, при луне, Я по полю еду на добром коне. Я бросил поводья, я мыслю о ней, Ступай же, мой конь, по траве веселей
С ружьем за плечами, один, при луне,
Я по полю еду на добром коне.
Я бросил поводья, я мыслю о ней,
Ступай же, мой конь, по траве веселей!
Растянулся на просторе И на сонных берегах, Окунувши морду в море, Косо смотрит Аюдаг.
Растянулся на просторе
И на сонных берегах,
Окунувши морду в море,
Косо смотрит Аюдаг.
Рассевается, расступается Грусть под думами под могучими, В душу темную пробивается, Словно солнышко между тучами. Ой ли, молодец Не расступится, Не рассеется ночь осенняя, Скоро сведаешь, чем искупится Непоказанный миг веселия Прикачнулася, привалилася К сердцу сызнова грусть обычная, И головушка вновь склонилася, Бесталанная, горемычная...   lt1858gt   А.К.Толстой. Полное собрание стихотворений в 2-х т.
Рассевается, расступается Грусть под думами под могучими, В душу темную пробивается, Словно солнышко между тучами. Ой ли, молодец? Не расступится, Не рассеется ночь осенняя, Скоро сведаешь, чем искупится Непоказанный миг веселия! Прикачнулася, привалилася К сердцу сызнова грусть обычная, И головушка вновь склонилася, Бесталанная, горемычная...
<1858>

А.К.Толстой. Полное собрание стихотворений в 2-х т.
Пусть тот, чья честь не без укора, Страшится мнения людей Пусть ищет шаткой он опоры В рукоплесканиях друзей
Пусть тот, чья честь не без укора,
Страшится мнения людей;
Пусть ищет шаткой он опоры
В рукоплесканиях друзей!
Стоит опустелый над сонным прудом, Где ивы поникли главой, На славу Растреллием строенный дом, И герб на щите вековой. Окрестность молчит среди мертвого сна, На окнах разбитых играет луна.
Стоит опустелый над сонным прудом, Где ивы поникли главой,
На славу Растреллием строенный дом, И герб на щите вековой.
Окрестность молчит среди мертвого сна,
На окнах разбитых играет луна.