Стихи Владимира Соловьева

Все стихи Владимира Соловьева Вы можете прочитать в этой категории нашего сайта.

Басня В одной стране помещик-полигам Имел пятнадцать жен, которые ужасно Друг с другом ссорились и поднимали гам. Все средства он употреблял напрасно, Чтоб в разум их привесть, но наконец прекрасный Вдруг способ изобрел: Взяв пчельника Антипа, Он в сад его привел И говорит: Вот липа И не одна, здесь много лип Вон розан там  а тут, гляди, Антип
Басня В одной стране помещик-полигам
Имел пятнадцать жен, которые ужасно
Друг с другом ссорились и поднимали гам. Все средства он употреблял напрасно,
Чтоб в разум их привесть, но наконец прекрасный Вдруг способ изобрел: Взяв пчельника Антипа, Он в сад его привел И говорит: «Вот липа! И не одна,— здесь много лип; Вон розан там — а тут, гляди, Антип!—
Под чуждой властью знойной вьюги, Виденья прежние забыв, Я вновь таинственной подруги Услышал гаснущий призыв.
Под чуждой властью знойной вьюги,
Виденья прежние забыв,
Я вновь таинственной подруги
Услышал гаснущий призыв.
А. А. Фету От кого это теплое южное море Знает горькие песни холодных морей.. И под небом другим, с неизбежностью споря,
А. А. Фету
От кого это теплое южное море
Знает горькие песни холодных морей?..
И под небом другим, с неизбежностью споря,
1 Горизонты вертикальные В шоколадных небесах, Как мечты полузеркальные
1
Горизонты вертикальные
В шоколадных небесах,
Как мечты полузеркальные
Панмонголизм Хоть слово дико, Но мне ласкает слух оно, Как бы предвестием великой Судьбины божией полно.
Панмонголизм! Хоть слово дико,
Но мне ласкает слух оно,
Как бы предвестием великой
Судьбины божией полно.
Мчи меня, память, крылом нестареющим В милую сердцу страну. Вижу ее на пожарище тлеющем В сумраке зимнем одну. Горькой тоскою душа разрывается, Жизни там две сожжены, Новое что-то вдали начинается Вместо погибшей весны.
Мчи меня, память, крылом нестареющим В милую сердцу страну.
Вижу ее на пожарище тлеющем В сумраке зимнем одну.
Горькой тоскою душа разрывается, Жизни там две сожжены,
Новое что-то вдали начинается Вместо погибшей весны.
Он был старик давно больной и хилый Дивились все  как долго мог он жить... Но почему же с этою могилой Меня не может время помирить
Он был старик давно больной и хилый;
Дивились все — как долго мог он жить...
Но почему же с этою могилой
Меня не может время помирить?
Едва покинул я житейское волненье, Отшедшие друзья уж собрались толпой, И прошлых смутных лет далекие виденья Яснее и ясней выходят предо мной.
Едва покинул я житейское волненье,
Отшедшие друзья уж собрались толпой,
И прошлых смутных лет далекие виденья
Яснее и ясней выходят предо мной.
Зачем тебе любовь и ласки, Коль свой огонь в груди горит И целый мир волшебной сказки С душой так внятно говорит
Зачем тебе любовь и ласки,
Коль свой огонь в груди горит
И целый мир волшебной сказки
С душой так внятно говорит;
Отказаться от вина  В этом страшная вина Смелее пейте, христиане, Не верьте старой обезьяне.
Отказаться от вина —
В этом страшная вина;
Смелее пейте, христиане,
Не верьте старой обезьяне.